Документы и Факты

122 подписчика

Свежие комментарии

  • Федор Вострецов
    Сволочец надо наказать серьезно, чтобы впредь непонятно было. Да и посадить кое кого, чтобы знали падали, что жироват...Володин нашел «ви...
  • Вячеслав Федчук
    А отрасль -то работает! И прав Лисин - не надо ремонтировать работающий механизм!!!Володин нашел «ви...
  • В А
    Пока Армения ублажает Сороса и потихоньку отворачивается от России- азеры будут брать не только в плен, но и тихой са...ВС Азербайджана з...

Мясная «копилка» Геннадия Никульшина

Мясная «копилка» Геннадия Никульшина

Может ли скандальный бизнесмен Геннадий Никульшин действовать в связке с ВЭБ.рф, чтобы банкротить конкурентов и скупать их активы по дешёвке? Как передаёт корреспондент ДОФы, ООО «Митпром» известного в агрокругах скандального предпринимателя Геннадия Никульшина приобрело долги структур ГК «Пулковский» перед Сбербанком на 2,2 млрд рублей. Таким образом, компания Никульшина получила контроль над банкротством этой ГК – уже которого предприятия в его бизнес-копилке.

На рынке эту новость встретили без воодушевления. Геннадий Никульшин слишком часто оказывается рядом с банкротящимися предприятиями агросектора, которые, как змей под дудку волшебника, один за одним переходят под его крыло. Следы его «Митпрома» – и вокруг тянущейся эпопеи с ООО «Алтаймяспром», ранее принадлежавшего Александру Югану, и вокруг ООО «Евродон-Юг» – «дочки» некогда одного из крупнейших производителей индейки, и множества других проблемных активов.

Такое ощущение, что банкротства – это профиль Никульшина, ведь после таких процедур всегда есть возможность выкупить активы по заниженной стоимости. А если стоимость недостаточно занижена, можно даже сорвать торги? Нечто похожее могло произойти с уже упомянутым многострадальным «Алтаймяспромом».

Работа по «профилю»

Удивительным образом «Митпром» Геннадия Никульшина оказался арендатором имущества «Алтаймяспрома», ранее принадлежавшего его конкуренту Александру Югану. Причем оказался с 2018 года – как раз тогда, когда у Югана возникли проблемы, и стало понятно, что в нынешнем виде предприятие долго не протянет.

Но сам Никульшин еще в 2019 году уверял, что у него нет планов по участию в торгах, ведь начальная цена в более, чем 3 млрд рублей якобы сильно завышена. Об этом писал «Коммерсант». Но уже через полгода его планы резко переменились – Никульшин заявил, что намерен не просто выкупить имущество, арендатором которого является, но еще и инвестировать в него 4 млрд рублей. Об этом также сообщали журналисты «Коммерсанта».

Как бы то ни было, торги, прошедшие весной 2020 года, были признаны несостоявшимися. Причина не называлась, как и количество и характер участников. То же самое произошло позднее, в июле, но тогда цена была уже снижена до 2,9 млрд рублей. Уж не было ли здесь руки господина Никульшина, который каким-то образом мог пытаться сбить цену актива?

Интересно и то, что «Алтаймясмпром» задолжал денег ВЭБу – 6 млрд рублей. За счет чего, собственно, обанкротился. ВЭБу должен и другой крупный участник агросектора, ООО «Евродон-Юг», дочерней структуры некогда одного из крупнейших производителей индейки в стране.

Это породило волну слухов, что Никульшин может действовать в связке с функционерами ВЭБа, используя учреждение как финансовую дубину, которой, как рыбу дубиной, глушат проблемные активы, а затем забирают тёпленькими. Может ли за работой Никульшина стоять глава ВЭБа Игорь Шувалов? Доказательств нет, но выводы напрашиваются.

В мае 2019 года в отношении «Евродон-Юг» года ввели процедуру банкротства, и как раз по заявлению ВЭБ. А временным управляющим компании, как ни странно, оказался господин Никульшин. Об этом писало издание «Дон Дей». С какой стати? То есть он получил возможность влиять на активы компании.

К слову об активах. Есть мнение, что Никульшин заходит в эти предприятия не просто так, а якобы чтобы вывести из них активы в одну из своих структур, заранее приготовленную. Ведь у Никульшина сразу два ООО «Митпром». Одна – головная, в которую вливают мясные активы – она зарегистрирована в Алтайском крае. Согласно финансовым показателям, фирма ведёт деятельность. За 2019 год при выручке в 1,2 млрд рублей она заработала 99 млн рублей прибыли.

А вот вторая структура с точно таким же собственником и названием – ООО «Митпром», зарегистрирована в Москве. И она похожа на «пустышку» для вывода каких-то других активов. Один сотрудник при 10 тыс. уставного капитала и все нули в финансовой отчетности. Зачем эта контора, Никульшин не поясняет. Вариант такой: Никульшин мог бы выкупить активы того же Югана по заниженной цене, а затем реализовать через второй ООО «Митпром» по цене уже рыночной. А после этого прикрыть контору, и, как говорится, концы в воду.

Еще один известный бизнесмен, чьи активы могли попасть в поле зрения Никульшина – Павел Сметана и его компания «Глобал Эко». И тоже – производитель свинины. Уж не собирается ли Никульшин монополизировать рынок? Со Сметаной произошло некрасиво. Компания перешла под контроль «Митпрома» после банкротства своего ключевого актива ЗАО «Агрофирма Любимовская».

В этом банкротстве много тёмных пятен, но интересно, что почти сразу же после этого, в январе 2020 года ООО «Митпром» Геннадия Никульшина, как лицо, управляющее компанией, попытался войти в банкротное дело «Любимовской», чтобы сменить её руководство. Этим действиям помешал основной кредитор Сбербанк, о чем сообщал «Коммерсант».

Говоря простыми словами, вокруг актива развернулся корпоративный конфликт, в котором фигурировало имя Никульшина. Ходили слухи, что было даже уголовное дело о якобы имевшей место рейдерской атаке на «Глобал Эко». Будто бы информацию об этом уголовном деле даже разместили на сайте компании, но ссылка на официальном сайте, которую предоставил источник, оказалась «пустой». Кто-то «подсуетился»?

Зато информация об этом сохранилась в СМИ. Как пишет «Коммерсант», в конце 2019 года в ходе собрания управление «Глобал Эко» было переведено с Павла Сметаны на ООО «Митпром» Геннадия Никульшина. Кредиторы структур «Глобал Эко», опасаясь непредсказуемого развития событий, начали требовать немедленного погашения долгов, после которого предприятия и оказались в предбанкротном состоянии.

При этом сам господин Сметана обратился в полицию, обвинив конкурсного управляющего Александра Масякина в обесценивании активов «Глобал Эко» и попросив привлечь его, а также и Геннадия Никульшина к ответственности. При этом «Митпром» дважды пытался снять обеспечительных меры, наложенные на активы Сметаны. Такая вот борьба за «мясное» превосходство.

Не мясом единым

Что же происходит с активами и компаниями, оказавшимися под Никульшиным? Многие из них попросту банкротятся. Сейчас сразу три организации, в которых он руководитель, находятся в этой процедуре. Правда к агросектору они отношения не имеют. Это ООО «Аван-Строй», ООО «Акваинвестпроект» и ООО «ТД «БРК».

Все эти компании, как и второй «Митпром», могут быть просто прокладками, через которые реализуется и выводится имущество других предприятий. Впрочем, это только предположение. Например, ООО «Аван-Строй» имеет госконтрактов на 571 млн рублей, но при руководителе Никульшине умудрилось по итогам 2017 года уйти в минус более, чем на 50 млн рублей.

Другая компания, ООО «Акваинвестпроект», по итогам 2018 года ушла в минус на 92 млн рубkей. «Торговый дом БРК» признали банкротом в 2019 году, но у него вообще нет информации о финансах на сервисе «Руспрофайл» . Так кто такой Никульшин – талантливый предприниматель, организатор банкротств, ликвидатор? Может быть, ничего, а может и всё вместе. Еще интересней, что Никульшин то входит в учредители, то выходит. Так было с компанией ООО «Ангиология Инфо», куда Никульшин вошел в январе 2020 года, но вышел уже через пару недель. А у компании вдруг отрицательная прибыль. Может, передумал?

Еще одна структура, где отметился Никульшин – ООО «Современные мебельные технологии». У компании госконтрактов на 174 млн рублей. В неё Никульшин «вошел» в июле 2019 года, а покинул – уже в августе. Чего так скоро? И что же с финансами у фирмы с таким количеством госконтрактов? Нулевая выручка и нулевая стоимость активов по итогам 2019 года. Будто из неё высосали все соки, и бросили. Резюмируя, Геннадий Никульшин, конечно, предприниматель успешный. Но уж больно много тёмных пятен в его деятельности. Если он задумал монополизировать рынок свинины в нескольких регионах – он к этому успешно идёт. В то же время компании, к которым он прикасался, могут вызвать вопросы не только у журналистов. В этом случае Никульшину будет уже не до мяса?

Мясная «копилка» Геннадия Никульшина

Мясная «копилка» Геннадия Никульшина

Мясная «копилка» Геннадия Никульшина

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх